Prime (prime12) wrote,
Prime
prime12

немного C. Черного.....


эпохе черной нашей нужен
не демон Лермонтова - нет,
Он только б ею был сконфужен, -
Ведь гордый демон был эстет.

Веселый немец Мефистофель,
Попав в российские пески,
Брезгливо сморщив умный профиль,
Пожалуй, выпил бы с тоски.

А бес-moderne, вихляя задом,
Повыл, как пьяный пономарь,
И, зараженный трупным ядом,
Уполз к Венгерову в словарь...

Нет, нет! Эпох нашей жалкой
Совсем особый нужен черт:
Черт-геркулес с железной палкой,
с душою жеской, как ботфорт.

Чтоб руки, словно молотилки,
Зажавши палки, ночь и день,
Глушили б темные затылки,
Бросая в кучу пень на пень..

Но дьявол-скепсис, как гадалка,
Смеясь, пророчит:"Пустяки!
Быть может, выдержала б палка,
Да черта разорвут в клочки"

С.Черный



Жизнь бесцветна? надо, друг мой,
быть упорным и искать:
Раза два в году ты можешь,
Как король, торжествовать...

Если где-нибудь случайно, -
В маскараде, иль в гостях,
На площадке ли вагона,
Иль на палубных досках, -
ты столкнешься с человеком
Благородым и простым,
Сильным, умным и живым,
Накупи бенгальских спичек,
закажи оркестру туш,
Маслом розовым намажься
И прими ликерный душ!
десять дней ходи во фраке,
Нищим сто рублей раздай,
Смейся в горьком умиленьи
И от радости рыдай...

раа два в году - не шутка,
А при счастьи - три и пять.
Надо только, друг мой бедный,
Быть упорным и искать.

С. Черный




Кто любит прачку, кто любит маркизу.
У каждого свой дурман, -
А я люблю консьержкину Лизу,
У нас - осенний роман.

пусть Лиза в квартале слывет недотрогой, -
смешна любовь напоказ!
Но все же тайком от матери строгой
Она прибегает не раз.

Свою мандолину снимаю со стенки,
кручу залихватски ус.....
я отдал ей все: портрет Короленки
и нитку зеленых бус.

Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,
Грызем соленый миндаль.
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,
Нас греет русская шаль.

А лизин кот, прокравшись за нею,
Обходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,
Садится пред нами на стол.

Каминный кактус к нам тянет колючки,
и чайник ворчит, как шмель....
У Лизы чудесные теплые ручки
И в каждом глазу - газель.

Для нас уже нет двадцатого века,
И прошлого нам не жаль:
Мы два Робинзона, мы два человека,
Грызущие тихо миндаль.

но вот в передней скрипят половицы,
Раскрылась створка дверей...
И Лиза уходит, потупив ресницы,
За матерью строгой своей.

На старом столе перевернуты книги,
Платочек лежит на полу.
На шляпе валяются липкие фиги,
и стул опрокинут в углу.

Для ясности после ее ухода,
Я все-таки должен сказать,
Что Лизе - три с половиною года...
Зачем нам правду скрывать?

С. Черный
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments