December 17th, 2002

movie

Графовуманство

Разлетается угрюмо в сером небе
Зимних туч чреда. Обычно
Приземленность мыслей гонит прочь
Веселый праздник обновленья года.
Что же
отклоняет от желанья окунуться
В суматоху милых, праздных
Непременно чтоб с сюрпризом,
С неким вывертом впридачу,
Милых, старых, бесшабашных
Детских радостей простых.

Смысл искать или причину в
Беспросветном, бесконечном,
Словно Мебиус какой-то начертил
Сей жизни след,
бесполезно и нелепо.

Что посеешь, то пожнешь.
Что найдешь,то вряд ли мило
Вдруг окажется.
Обычно утешенье не приходит
Ни извне, ни по e-mailу,
Знать, к иным оно уходит,
Или вовсе спать ушло
В глушь, на зимние квартиры.

Обойти ли мне полмира,
Чтоб понять, где смысл зарыт,
тот, который приготовлен
Для меня и мне подобных
(ведь нельзя же тупо верить,
что на самом деле
не рождались до сих пор
люди с мыслями и мордой,
что отличны от моих).

Я, однако, хоть училась
в средних, высших, прочих школах,
университетов бремя, не сгибаясь,
налепив на свой cv,
в бред сей верю ни на йоту.

Рассыпается золою черный снег столичных улиц.
Зиму жить в краях Пальмиры,
что витиевато обываться южной стала,
И тоскливо, и противно,
Если не найти забвенья в дружеском кругу,
Где лица не сливаются, однако,
В пошлый слой бездушных масок,
Где все эти разговоры не сливаются в итоге
В треск (без смысла) ритуальных
Иль случайных слов. Однако,
Есть при том другая крайность,
Что гораздо тяжелее, хоть пытаются
Иные в ней найти сермяги соль
Или романтизма крохи.
Одиночество.
Уносит по крупицам жизнь оно,
Сохраняя оболочку мнимой
Полноводной жизни.

В общем, есть закономерность,
Что бредем мы, словно ветви
Удаляясь от ствола, по извилинам судеб.
Глупо сетовать, надеясь, изменив
Свои привычки, повлиять на расстоянье
между жизнями. Аминь.

Остается жить, придется
И стремиться, и бороться,
Думать, верить в невозможность,
И стремиться в никуда.
С Новым годом, господа.