February 7th, 2004

movie

иду на метель

Белые, невесомые мягкие льдышки валятся с неба который час. Улицы, словно приступе непонятного целомудрия, стремительно натягивают на себя белые простынки, которые, увы, превратятся к утру в месиво цвета с кофе с молоком верней, чем золушкина карета превратится в тыкву. Квартирные огни ожерельями сверкают на фасадах, угасая и загораясь вновь. Маяки или светлячки? просто огни, ни свои, ни чужие. Это - город. Здесь жизнь каждого течет отдельной струей, и лишь изредка возникает цельный поток, когда мельтешащая толпа одухотворится или подомнется какой-то идеей, и горожане посмотрят друг на друга не привычным скользящим и усталым взглядом мониторщиков действительности, а, раздробленная и оглушенная масса людей , вдруг начнет всматриваться в окружающий мир испытующе и ищуще. В каких координатах меряются жизнь и рок? Как зависят друг от друга предопределенность событий частных и общих? Все это - уютная и малозначащая говорильня, пока не произойдет непоправимого. Звонки близким сразу же. как случилось. Придавленность и отупение потом. Сколько раз это было, сколько раз будет. Город назначил день траура, не прерывая обычных празднеств, суеты, не изменив пофигизму. В принципе, это правильно. Нельзя паниковать и истериковать. Но я не переношу вида чужой крови, боли. Можно заглушить или преодолеть страх фатализмом или идиотизмом, но как ни понять, что город превращается в прекрасный полигон для игры отнюдь не в казаки-разбойники. Что будет потом с каждым, нам не дано предугадать. В прекрасном далеко, разумеется, все будет ОК. Но кто до него дойдет, никто не ведает. Пока остается жить, надеяться, успевать сказать слова любви и ободрения тем, кому хочется сказать, и не думать долго об этом, особенно когда выходишь в город из дома. Храни вас всех. Возьму, пожалй, фотоаппарат, да пойду пошляюсь по улицам.
movie

(no subject)

французская академия наук, как известно, не рассматривает проекты вечного двигателя. Я, конечно, извиняюсь, но как бы поправить что-то в небесной канцелярии, чтобы не рассматривать проектов безответных любовий и прочих лямурных страданий. Проще было бы, правда ведь.