April 22nd, 2004

movie

сурмачное

стоило прийти домой пораньше, врубить ненадолго телевизор, чтобы увидеть дискуссию о том, что феминизм убивает общество. против феминисток какая-то рыхлая бабища-модная-писательница, которая верещит по-мещански какую-то безграмотную и вопиющую
чушь на уровне микрозаметок в глянцевых журналах. Оппонентом, пламенно и убежденно отстаивающим права феминисток, выступает поэт Дементьев. с одной стороны не аргументы, а киселеобразные невнятные отголоски бесед с неведомыми "экспертами". С другой - рыцарский пыл, эрудиция в стиле "классик" и салонный этикет. Все вместе - обывательский треп "образованных" обывателей. Слухи, штампы, домыслы, бредни. Тема не случайная, да. И ответ очевидно-противоречивый. Как не остановить бегущего бизона. так невозможно противостоять изменению социальной роли женщины, как бы ни сопротивлялись последние и ни лелеяли грезы о белых яблоках на серых конях под прекрасными принцами. Все нормально. Танцуют, собственно, все. It takes two for tango. Дафна, вы опять ведете. У каждого есть свои недостатки (С)(С)(С)(С).
movie

лытбыдр

очень хочется напиться. но если вы живете в центре москвы, вдали от оазисных ларьков спивом-сигартами-чипсами, сделать это совсем непросто. пустыня. темная ночь, только мерсы свисят по шоссе. ага. надо идти в пугающую черноту минут на сорок (по 20 мин. в одну сторону). не хочется, ясное дело. мораль: сама жизнь толкает меня на праведный путь. такчто если кому про что нравоучительное написать, вы сообщайте. как время будет, обслужим. иль анекдот тиснем.
movie

by the way

почему коммерчески успешные писательские проекты (про качество. естественно и речи не ведется) в последние годы реализованы в основном женщинами? я их не читаю, сразу говорю. отной книжки марининой мне хватило, чтобы закрыть эту тему для себя раз и навсегда. но "старушки кушают", дамы пишут, а где ж такие же неуемно-продуктивные противоположные особи по гендерномц признаку. это случайность, или закономерность. я склоняюсь ко второй точке зрения.
в начале 90-х когда вопиющее большинство сограждан ударилось мордой о твердые поверхности (асфальт, кирпич, рельс, историческая закономерность). простые пост-советские семьи стали перед неприятной реальностью, вопрошающей:" что жрать будем?". В этот момент, который холодил отнюдь не так приятно, как порция мороженного в июньский зной в парке высококультурного отдыха, многие известные мне главы семей, отнюдь не принадлежавшие к феминам по половому признаку, заняли выжиталельно-томительную позу на символе домашнего очага (продавленном диване), предоваясь размышлениям (о роли Вассисуаллия Лоханкина в русской революц...) о масштабных проектах, достоных их монаршего участия. Их недостойные половины (ряд из которы я обоснованно презирала из-за их человеческих особенностей) тем делом предавались возмутительно-низменным спекулятивным торговым операциям на близлежащих вещевых и продуктовых рынках. потом были пертрубации, известные всем. И что теперь? Взболтанная жидкость остоялась или нет? когда я иду в музеи, еду в турпоездки, вокруг преимущественно женщины. знаю профессиональные круги, где скапливаются мужчины. но где они существуют в открытом социальном поле? на стадионе? в ресторанах? да бросьте. уползли они. да. отлеживаются, видать.