July 30th, 2004

movie

об информации

В незапамятные времена информация обрушивалась на людей весомыми глыбищами, давая новую точку отсчета медленному течению жизни на локальном уровне (митрич-то помер через три лета после засухи, когда все в поле просто сгорело, пришлось лебедой кормиться) и меняя ход истории на долгие годы.
Да и происходило все достаточно долго. Пирамиды - непревзойденные долгострои. Войны десятилетиями шли. Встречи прекрасной юной девы с отважным и благородным разбойником или рыцарем хватало обоим лет на тридцать, чтобы переваривать, вздыхая, впечатления (вот уж кто действительно помнил все трещинки) и ждать годами (иногда беспложно или безосновательно) новой встречи, строя воздушные замки лучезарных надежд. Не удивительно, что переодически так расцветали искусства. У людей был повод долго думать о приятном, теша себя иллюзиями, что помимо уродливых негодяев и потаскух вокруг есть прекрасные люди, и они не выдумка, а счастливо воплощены в плоти, жаль, рок и расстояния разделяют мятущиеся сердца и изнывающие (от ску...от нежных чувств) души.
После, слава научно-техническому прогрессу, время и пространство стремительно изменили свое положение и роль в жизни всего человечества и отдельных индивидов, сплющившись и спрессовавшись до сложноусвояемой субстанции. Маленький шаг одного превращался в гигантский прыжок для всех. Информации стремительно прибывало, и, несмотря на то, что глыбищи никуда не делись, мелких событий стало так много, что стали возникать стремительные и бурные информационные потоки, которые обрушивались на каждого, не удалившегося на безопасное расстояние от мейнстрима цивилизации. Некоторым, правда, повезло с географией, и в заброшенные отдаленные уголки планеты слишком много новостей и знаний не попадало (иногда их даже не доставало), но обычно безмятежным аборигенам тамошних мест не везло с другим.
Для жителей мегаполисов ревущие валы информации сомкнулись во всепроникающие поля, пронзая день и ночь сознание, истязая органы чувств, давя и калеча психику. Казалось бы, вероятность встретить прекрасных людей должна была измениться. С одной стороны, люди сгрудились в многочисленные стада, стали чаще и быстрей перебираться по планете, встречая невольно толпы незнакомцев на своем пути. С другой стороны, всепроникающая информация зачастую лишила возможности не знать многих неприятных подробностей о жизни окружающих, создавая большие и маленькие разочарования обманутым влюбленным, электорату и всем наивным, прекраснодушным идеалистам.
Но, как мне кажется, эта самая вероятность осталась неизменной. потому как красота в глазах смотрящего. Так же, как доля дураков среди населения не меняется, не меняется количество людей, умеющих видеть красоту, радоваться жизни, дружелюбно относиться к миру. А информация. словно многоликий янус, кормит их всех без устали своими байками. А люди, словно пигмалионы, лепят из нее себе галатей.